Николай Бартули и Светлана Фризен-Генрихс

Светлана Фризен-Генрихс и Николай Бартули из Алтайского края

Николай Бартули и Светлана Фризен-Генрихс

Светлана Фризен-Генрихс и Николай Бартули из Алтайского края. Светлана родилась в с. Гришковка Немецкого национального района Алтайского края, а Николай — в с. Советское Алтайского края. Ребята познакомились в 2016 году, но встречаться начали в августе 2020 года. В феврале 2022 г наши герои поженились, а 21 апреля стали родителями дочки Алисы.

Как вы планировали стать родителями?

Светлана: Если делать хронологию событий, то еще в июне прошлого года я разговаривала с подругами, мол, «Дети? Да какие дети! Вы что, рано!» А в июле мы начали вдвоем думать, что, может быть, и хочется. В конце концов, я не молодею, Коля тоже. Все равно собирались жениться. Мы решили, что начнем планировать и пробовать, а вдруг получится. И с первого раза все и получилось. Наш план стал реализовываться максимально стремительно.

Как вы узнали, что ждете ребенка?

Светлана: Это было 12 августа 2021 года, у нас была годовщина отношений, мы были в деревне у Коли. Я понимала, что что-то не так происходит, задержка уже который день. Поехали за тестом, я его сделала и вышла в слезах к Коле, потому что было страшно «А я смогу ребенка воспитать нормально!? Будет ли он хорошим человеком!?». А Коля был просто счастлив.

Узнавали ли вы заранее пол ребенка?

Светлана: Изначально я чувствовала, что у нас девочка, а муж думал, что мальчик, ведь у него в семье одни мальчики рождались. Я хотела на день рождения Коли (17 ноября) узнать пол ребенка и пошла специально на УЗИ платно, чтобы посмотрели, но наше чудо показало попку и пятки. А узнали мы пол 2 декабря на втором скрининге. Гендерпати не делали, не видели в этом смысл. Понимаю сам момент кульминации, а создавать вокруг этого ажиотаж не хотелось. Я просто прошла процедуру, позвонила Николаю и сказала, чтобы он учился заплетать косички, и мы просто приятно провели вечер вдвоем, радуясь, что у нас дочка. А вот на работе – в Центре культурно-делового сотрудничества «Немцы Алтая» – была целая викторина, коллеги оделись в наряды голубых и розовых оттенков, в зависимости от того, кто за кого голосовал. Большая часть думала про мальчика.

Светлана Фризен-Генрихс и Николай Бартули из Алтайского края

Как выбирали роддом?

Светлана: Выбирала среди барнаульских. В краевой центр не хотела, так как он далеко и на горе. Выбрала первый роддом, и у них на консультации специально встала, чтобы автоматически туда попасть. Мы остались довольны.

Планировали ли вы парные роды?

Светлана: Сначала Николай говорил, что хочет присутствовать на родах: «Конечно, ты так много всего проходишь, и я хотя бы морально буду рядом с тобой». Но чем ближе к родам, тем больше я видела, что Коля – паникер, и мне его паника будет там вообще не к месту. И я в этом потом убедилась еще раз. Так что договорились, что он не будет на родах присутствовать.

Как проходили роды?

Светлана: Я доченьку переносила, мне делали так называемые программируемые роды, т.е. с утра прокол пузыря, потом окситоцин, и там уже, как пойдет. В итоге за 4 часа 20 минут я родила. Персонал замечательный, всячески меня поддерживали. Помню, как зашел реаниматолог детский и говорит: «Девочки, что вы там так долго? У нас чаек стынет». Врачи нас ласково называли «рыжики наши». В роддоме почему-то дочь прозвали Валентиной Терешковой. А на выписке провожали нас заместители отделений, где я лежала в течение беременности.

Светлана Фризен-Генрихс и Николай Бартули из Алтайского края

Как выбирали имя для дочери?

Светлана: Дочь мы назвали Алиса. Я всегда хотела Алису, мне нравится это имя просто. Когда мы с Колей начали обсуждать этот вопрос, еще до того, как я забеременела, решили, что, если будет дети, то мальчика назовем Юра, а девочку – Алиса. У Коли был главный критерий, чтобы не было повторений в его семье, а мне было главным, чтобы нам обоим нравилось.

Как вы определились в выборе фамилии?

Светлана: У меня двойная фамилия, сделала ее перед своим 18-летием. Это фамилии моих родителей. Я была принципиальна всегда, еще до встречи с Колей, что, если буду выходить замуж, то я фамилию больше никогда не меняю. Мой папа был очень рад такому решению. Это моё, при всей любви и уважению к мужу, это то, что я не позволю у себя отнять. Не все родственники со стороны мужа согласны с такой моей позицией. Когда мы с Колей сходились, это было одним из первых постулатов для продолжения наших отношений, что он будет Бартули, а я Фризен-Генрихс, но дети могут носить фамилию отца. Коля с этим согласился. Если Алиса захочет, сможет себе даже тройную фамилию сделать, взяв мои две и оставив свою. Я, например, по закону такого права на тройную фамилию не имею.

Что написано в графе «Национальность» родителей в свидетельстве о рождении ребенка?

Светлана: У Коли ничего не стоит, вернее – прочерк, потому что он физически не присутствовал при оформлении документа. Но мы хотим доехать до ЗАГСа и поставить у него национальность «немец». У меня стоит национальность «немка».

Как проходила подготовка к материнству и отцовству?

Светлана: Коля в основном просто работал. Он поставил себе цель, так как ребенок – это большая ответственность, в том числе материальная, поэтому необходимо улучшать финансовое состояние семьи. Он поменял работу на более загруженную, но с высокой зарплатой. Это была его позиция как добытчика. Мы улучшили наши жилищные условия, но в связи с событиями февраля не успели взять ипотеку. Я в основном занималась бытовыми вопросами, что нужно будет из вещей, что читать, что узнать. Прочла «Тайная опора», некоторые книги начинала читать, но они мне не понравились. Много информации на просторах интернета находила и выбирала тех авторов, кто мне симпатизирует. Но мой основной советчик – это, конечно же, мама. Я много с ней обсуждала и делилась своими переживаниями. Она меня всячески поддерживала и помогала всем, чем только могла. В марте я пошла на экспресс-курсы по подготовке к родам. Мне было именно важно, как пройдут сами роды, потому что от этого процесса много зависит, как дальше будет развиваться ребенок и, если сделать что-то неправильно, это может привести к осложнениям. А в целом я человек, который склонен решать проблемы по мере их поступления.

Светлана Фризен-Генрихс и Николай Бартули из Алтайского края

Совпали ли ваши ожидания с реальностью после рождения ребенка?

Светлана: Мы предполагали, что, скорее всего, могут быть бессонные ночи, они и были несколько раз, бывали просто тяжелые ночи. К этому мы были готовы, но, например, я не была готова, что мне первый месяц будет совсем тяжело понимать Алису. Она у меня много кричала, а я не всегда была готова. Думала, что справлюсь сама с маленьким ребенком, но когда мои родители уехали, а Коля вышел на работу после 5-дневного неоплачиваемого отпуска, и я оставалась с дочкой одна минимум на 14 часов в день, вот тогда я немножко «присела». Бывали дни, когда она у меня вообще с рук не слезала. Не ожидала, что такое может случиться, и я буду на грани послеродовой депрессии. У меня также долго не было молока, но рвение кормить грудью было огромным, я понимала, как это важно для ребенка. Когда мы были у невролога, нам сказали, что у нас повышенный синдром нервозности и это то, что мы не ожидали, и это случилось с нами в реальности. Даже на курсах никто не объяснял, что такое может быть. Все держалось только на мысли, что мы хотели этого ребенка, мы любим этого ребенка и когда-нибудь этот период закончится. Мы через это прошли и проходим и сейчас, идет третий месяц, и я уже начинаю ловить кайф от материнства.

Какие главные задачи, на ваш взгляд, у папы и мамы?

Светлана: Мне кажется, что задача мамы – это быть рядом, всегда рядом, в любой ситуации поддержать. Потому что мужчины немного другие по психологии, по поведению. Местами у них все очень просто, а на самом деле все непросто. Женский организм иначе все воспринимает, близко к сердцу. Я, на самом деле, просто стараюсь всегда быть рядом с дочерью. Как сказала моя мама, теперь она понимает, почему я не успеваю что-то делать по дому, я готова быть с ребенком 24 / 7 рядом, видеть все, что она видит, чтобы понимать, что она чувствует и как она это воспринимает. Иногда мне хочется побыть одной, но в голове все равно только ребенок. Задача папы в нашем случае, так как у нас дочь, – показать ей, как должен себя вести мужчина с женщиной. Очень важно, чтобы она видела хорошие взаимоотношения в семье. Потом же ей все равно придется свою семью создавать, и у нее должен быть хороший опыт и пример. Это задачи на длинный срок, а сейчас мы решили, чтобы муж меня лучше понимал и больше времени проводил с дочкой, мы устраиваем дни, когда она полностью с ним, а я прихожу только на кормление. Отец должен быть рядом с ребенком, и в горе и в радости, а не исполнять только роль добытчика, чтобы ребенок знал не только маму, но и папу, а не просто временами приходящего и уходящего мужчину.

Есть ли в вашем населенном пункте условия для дошкольного изучения немецкого языка?

Светлана: Если мы окажемся в Барнауле на момент детского сада, то я не знаю, если там такие группы. Хотя есть сады с лингвистическим уклоном, но я не смотрела, есть ли там помимо английского еще и немецкий язык. Если есть немецкий, то думаю, и муж меня в этом поддерживает, можно будет параллельно изучать оба языка. Я родилась и выросла в окружении двух языков. Бабушка с дедушкой разговаривали с родителями на «менешь» или меннонитском, я его слышала, но, к сожалению, на нем не говорю, но что-то помню, какие-то слова и выражения. А Колины родители уже не говорят на немецком. Сейчас мы у моих родителей дома и она уже слышит немецкую речь, хоть ей всего два месяца, и это, я считаю, не делает ей ничего плохого, а наоборот развивает. У нас не стоит вопрос, какой язык Алиса будет в школе изучать, это будет естественно немецкий. Если мы решим, что переедем в село, то, скорее всего, сюда, в Гришковку,. А здесь начиная с детского сада, так же, как и в моем детстве, немецкий в группах изучается. Немецкий и так будет в окружении. Пока это все дело живо, несмотря на внешние ситуации между нашими странами, хочу знакомить ребенка с языком и культурой российских немцев, и Коля не имеет ничего против этого. Он, наоборот, говорит, что многого не знал и сожалеет об этом. Муж из Советского р-на Алтайского края, там не было молодежного клуба, а в школе он изучал английский язык. Я считаю, что культура народа и этническая идентичность передается больше через мать, которая является очагом семьи. Мы хотим, чтобы наша дочь знала историю своих предков, язык, и мы все это дадим. Возьмет ли она это, будет уже ее выбор.

Светлана Фризен-Генрихс и Николай Бартули из Алтайского края

Первое немецкое слово, которое произнесет ваш ребенок?

Светлана: «Модер» или «Фадер». Потому что мы так моих маму и папу называем. Колиных родителей пытались «Ома» и «Опа» называть, но они себя так не идентифицируют, поэтому они «бабушка и дедушка»

Как ваш ребенок будет связан с НМО?

Светлана: Я Евгению Вагнеру говорила, что готова перейти из молодежных проектов в семейные, и по мере возможностей была бы рада возить Алису с собой и с ней там активно участвовать.

Как культура РН проявляется в вашей семье?

Светлана: На данный момент она в основном проявляется в языке у мамы с папой, но впереди, конечно, будет проявляться и через народные праздники. В прошлом году, когда мы еще вдвоем готовились к Рождеству, мы знали, что в первый же год жизни Алисы у нее появятся и елка, и адвент-календарь и все, что с этим связано. Мы готовы с первого года жизни ей прививать традиции. Если мы с мужем когда-нибудь задумаемся о вере, а мы уже начинаем об этом разговаривать, то наш выбор, скорее всего, падет на лютеранскую церковь, хотя Коля был крещен в православной церкви. Если Алис захочет присоединиться, то хорошо, по крайней мере, будет это от нас знать и видеть. У нас очень много родственников с моей стороны, как в России, так и в Германии, мы со всеми общаемся и дружим, и хотели бы Алисе также передать наши семейные ценности и традиции.

Когда в вашей семье отмечается Рождество и Пасха?

Светлана: У нас всегда было по одному празднику. Одно Рождество 25 декабря и одна Пасха весной. У мужа в семье отмечались только как православные. Мы планируем так же по одному празднику отмечать, как было в моей семье. Но некоторых родственников поздравляем и в другие даты, по другому календарю, а сами отмечаем, как у нас всегда было принято.

Светлана Фризен-Генрихс и Николай Бартули из Алтайского края

Что от ваших родителей вы хотели бы передать ребенку?

Светлана: Больше разговаривать с ребенком. Мои родители со мной всегда разговаривали, чтобы решить ту или иную ситуацию. У нас было такое правило, что нужно разговаривать, а без обсуждения проблема не решится. Когда мы с папой оставались вдвоем, он всегда какой-то песней мненя поднимал, хоть и рано утром, и я не очень это любила, но он умел это все на позитиве держать. Я хочу, чтобы и мой муж что-то подобное с нашей дочкой делал.

Дайте совет для других будущих молодых родителей

Светлана: Первое – это не затягивать. Никто из нас не молодеет, а для девушки, как для будущей мамы, это особенно актуально. Особенно в ситуациях, когда в паре девушка уже готова, а парень еще боится. Второе, ничего не бойтесь, вы не первые и не вы последние на этом пути. Вы так же. как и все, сделаете свои ошибки, набьете свои шишки, но вот это все пройдет. Знаем по себе, что у нас все трудности из головы вылетают, когда мы рядом с нашей малышкой и видим ее улыбку. Ради этого можно пережить всё. И последнее, советы не все бывают вредные, особенно от бабушек и дедушек. Это мы называем магическим словом «опыт».

Виталий Шмидт выражает благодарность Анастасии Борисовой, которая порекомендовала героев данного интервью.

Share this post